?

Log in

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 15 марта 2017 года

« previous entry | next entry »
Mar. 15th, 2017 | 02:40 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

* * *

Это предыстория написания сказки "Глюк". 1998 год.

Я тогдашней весной предложила своему главному редактору Сереже Николаевичу (тогда это был журнал "Домовой"), чтобы он меня послал в Париж на Неделю высокой моды. Он согласился, но сказал, что денег на командировку нет, а мне заплатят гонорар за будущую статью. Причина поехать в Париж у меня была та, что туда выезжала телепрограмма "Люди в моде", которую вел мой сын Федя во главе целой команды недавних подростков. Еще одна причина состояла в том, что Наташа закончила 9 класс французской школы и на этом языке молчала. Мы поехали, приехали, с Федей всегда весело. Жили бесплатно в каком-то отеле типа "Карлтон", в огромном номере все вместе, Федя спал на ковре. Это был отель для шейхов, такая общага, всюду они толпились, люди в белом, на головах косынки с обручами. Теперь оставалось попасть на Неделю моды. Но! Аккредитации на показы выдавались всему миру только по прошлогодним заявкам. Т.е. пропусков у нас ни у кого не было. А при входе в отели, где проходили дефиле, стояли заградотряды рослых манекенщиков в красных галстуках. Ну, для Феди и его юных сотрудников, команды проходимцев с телеаппаратурой, пройти не составляло никаких проблем. А вот мы... Наташа была вооружена только фотоаппаратом "Зенит". Причем снимать на улицах она стеснялась, как же без спросу (я ее уговаривала, там была сценка, за столиком около кафе сидела болонка на коленях красавицы и лакала кофе из чашечки). Я была вооружена только блокнотом, но ходила в аутентичном маленьком черном платье (дарёном, с плеча русской жены парижского банкира). Федя меня научил говорить на входе, что я из московского журнала "Ванити файр". Что уж там говорила Наташа на своем тихом французском, я не знаю (Федя ее, видно, тоже насобачил), но мы каждый раз встречались уже в зале, на дефиле. Я садилась среди гостей, Наташа, постеснявшись и подумав, устраивалась там тоже, и спокойно и с близкого расстояния снимала своим "Зенитом" Катрин Денев, Жана-Поля Готье, Ива Сен-Лорана и заодно всех присутствовавших звезд. Другие фотографы, аккредитованные заранее и полностью легальные, высаживались со своими дулами задолго до начала, целой пирамидой на подмостках в конце подиума(задние стоя на чем попало, на каких-то пластиковых ящиках и бочках). Была такая история с юным нашим корреспондентом Катей Гайкой. Русский бойфренд научил ее распознавать фразу из песенки, "Вуле ву куше авек муа". И, услышав это в Париже, Катя должна была немедленно бежать куда попало.

Ну и, конечно, она проникла на дефиле и увидела, что все фотоместа захвачены. Сзади, на бочке и ящичке, стояла японская девушка, по виду с фоторужьем. Катя дернула ее за штанину и сказала ту единственную фразу, которую знала по-французски: "Вуле ву куше авек муа". Японка свалилась с ящичка, потом с бочки, и смылась. Катя быстро вскочила на бочку. Все. В переводе эта фраза, как потом ей сказали, означала: "Хотите переспать со мной?"

Статью свою в журнале "Домовой" я назвала "Маленький кружок кройки и шитья". Действительно, великих кутюрье в мире на тот момент насчитывалось что-то 24 человека. От России там не было никого, даже Юдашкина.

Разумеется, по ходу дела Федя навел справки, Наташины фото (портфолио) посмотрели и пригласили ее в модельное агентство, остаться в Париже и начать карьеру манекенщицы. В Москве-то она уже ходила на показах, причем в моих туфлях на каблуке, рост 178 см. Зарабатывала. Я сказала "Нет, пусть школу закончит", и стояла на своем. Подростки-манекенщицы там, в Париже, как мне уже сообщили свои люди (в частности, Крошка Лю, по виду марсианка, рост 2 м.), были хорошо знакомы с наркодилерами... Девочки снимали частенько одну квартиру на троих, и запрещалось слушать радио и принимать лишний раз душ, потому что платили за свет и воду все поровну...Голодали. Крошка Лю, манекенщица, часто сидела вечерами в храме и старалась не плакать. Еще догорал ХХ век.Скоро будет дефолт. Расстрелы в ухо на улице, сгоревшие состояния, всеобщее отчаяние и возможность миллионной наживы для владельцев обменных пунктов - на копеечной разнице в курсах по разным адресам.

Конец первой части.

Link | Leave a comment | Share

Comments {0}