?

Log in

petrushevskaya

Людмиле Стефановне исполнилось 78 лет...

May. 26th, 2016 | 09:12 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

Petruschewskja.jpg
Tags:

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская (интервью) // "Новая газета", №55, 25 мая 2016 года

May. 25th, 2016 | 09:09 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

Petruschewskaja_Nowaja_Gazeta.jpg

«КТО БЫ МНЕ ДАЛ ППШ В РУКИ, ПОДУМАЙТЕ!»

Зато ей отпущены голос в три октавы, абсолютный слух на слово и место среди классиков.

«Клоунесса», «сказочница», «хулиганка» — первые образы, что приходят в голову, когда говоришь про безжалостную, шокирующую, безвыходную Людмилу Петрушевскую. Как и почему ее трогательный внешний облик так разошелся с ее жестокой прозой, по которой потомки поймут про наше время больше, чем мы сами? Запомнился один вечер. Почтительная толчея вокруг классика на вручении премии «Большая книга» — и обидная пустота в зале, где после церемонии пела Людмила Стефановна. Я села послушать еще и потому, что стало неудобно за эту пустынность, но когда увидела, что она ее не смущает, что та счастлива в своем кабарешном пространстве, что дурашливая музыка и трагическое слово одинаково выражают ее философию, то поняла: это просто еще одна форма ее всепобеждающей человечности. Накануне дня рождения Людмилы Стефановны, 26 мая, я спросила ее: «Годятся ли названия ваших песен, чтобы хотя бы немного поговорить о жизни?» Вот некоторые фрагменты этого разговора.

— «Я просто девочка, но я паранормальная»: имеет ли это какое-то отношение к ребенку, которым вы были?

— Может быть, да. Я училась на одни двойки, пятерки были только по пению и рисованию. Была не такая, как все, в нашей образцовой школе.

Директорша звала меня «обезьяна». Дома-то сидел мой голодный дедушка, у которого были взрывы гнева, он иногда отчаянно кричал ночами (проклинал врагов, академиков Чикобаву и Виноградова, Берию — называл их «Чикобашка», «Винограшка» и «Берияшка»). Профессор, выдающийся лингвист, создатель теории фонем Н.Ф.

Яковлев, уволенный этими людьми из Института востоковедения после брошюры Джугашвили о языкознании... У него и пенсии-то не было. А он создал письменность семидесяти с лишним народам Кавказа. Я боялась идти домой, после школы шла в детскую библиотеку и сидела до конца. Как мне сказала библиотекарша, когда я пришла прощаться после школы: «Ты у нас прочла больше всех книг». И я с серебряной медалью поступила в МГУ.

— «Стиляга Боб»: из вашей ли это молодости?

— Я в десятом классе немного стала косить под стилягу.

Они были богатые, носили длинные пиджаки, узкие брюки, белые шарфики на шее, полуботинки на белой каучуковой подошве, «трактора на манной каше», — и я до белизны чистила старой зубной щеткой подошвы туфель на микропорке и купила себе белый шарфик. И поднимала воротник пальто! А при этом заплетала косы. Но уже в университете, после фестиваля 1957 года, стала носить ЛХК, хвост под названием «лошадь хочет какать». И танцевала рок-н-ролл. И красила ресницы, стараясь достать ими до бровей. И пела на вечерах шведскую песенку, снятую с пластинки.

Мне даже решением профкома было это запрещено, меня там назвали «шансонеткой».

— То есть сначала были ноты, а потом уже слово?

— Я, свободный ребенок, двоечница, бродила...

«Клоунесса», «сказочница», «хулиганка» — первые образы, что приходят в голову, когда говоришь про безжалостную, шокирующую, безвыходную Людмилу Петрушевскую. Как и почему ее трогательный внешний облик так разошелся с ее жестокой прозой, по которой потомки поймут про наше время больше, чем мы сами? Запомнился один вечер. Почтительная толчея вокруг классика на вручении премии «Большая книга» — и обидная пустота в зале, где после церемонии пела Людмила Стефановна. Я села послушать еще и потому, что стало неудобно за эту пустынность, но когда увидела, что она ее не смущает, что та счастлива в своем кабарешном пространстве, что дурашливая музыка и трагическое слово одинаково выражают ее философию, то поняла: это просто еще одна форма ее всепобеждающей человечности. Накануне дня рождения Людмилы Стефановны, 26 мая, я спросила ее: «Годятся ли названия ваших песен, чтобы хотя бы немного поговорить о жизни?» Вот некоторые фрагменты этого разговора.

— «Я просто девочка, но я паранормальная»: имеет ли это какое-то отношение к ребенку, которым вы были?

— Может быть, да. Я училась на одни двойки, пятерки были только по пению и рисованию. Была не такая, как все, в нашей образцовой школе.

Директорша звала меня «обезьяна». Дома-то сидел мой голодный дедушка, у которого были взрывы гнева, он иногда отчаянно кричал ночами (проклинал врагов, академиков Чикобаву и Виноградова, Берию — называл их «Чикобашка», «Винограшка» и «Берияшка»). Профессор, выдающийся лингвист, создатель теории фонем Н.Ф.

Яковлев, уволенный этими людьми из Института востоковедения после брошюры Джугашвили о языкознании... У него и пенсии-то не было. А он создал письменность семидесяти с лишним народам Кавказа. Я боялась идти домой, после школы шла в детскую библиотеку и сидела до конца. Как мне сказала библиотекарша, когда я пришла прощаться после школы: «Ты у нас прочла больше всех книг». И я с серебряной медалью поступила в МГУ.

— «Стиляга Боб»: из вашей ли это молодости?

— Я в десятом классе немного стала косить под стилягу.

Они были богатые, носили длинные пиджаки, узкие брюки, белые шарфики на шее, полуботинки на белой каучуковой подошве, «трактора на манной каше», — и я до белизны чистила старой зубной щеткой подошвы туфель на микропорке и купила себе белый шарфик. И поднимала воротник пальто! А при этом заплетала косы. Но уже в университете, после фестиваля 1957 года, стала носить ЛХК, хвост под названием «лошадь хочет какать». И танцевала рок-н-ролл. И красила ресницы, стараясь достать ими до бровей. И пела на вечерах шведскую песенку, снятую с пластинки.

Мне даже решением профкома было это запрещено, меня там назвали «шансонеткой».

— То есть сначала были ноты, а потом уже слово?

— Я, свободный ребенок, двоечница, бродила по городу, нашла Дом пионеров на улице Стопани, дом 5, увидела объявление — и пошла пробоваться в хор Локтева, меня сразу взяли, я даже что-то запевала, с десяти лет я там занималась, а после школы три года пела в университетском хоре. А это классический репертуар. «Ave verum corpus». Потом пела в оперной студии МГУ.

Все, что касается репертуара хора и его жизни в «Московском хоре», все — документально.

— «Кафе-шантан» — это стилистика многих ваших песен. Чем она для вас привлекательна?

— Многие мои песенки написаны в жанре театрального монолога. От первого лица. «Кафе-шантан», кстати, уже пошла в народ. Как и «Старушка не спеша достала ППШ». И «Не привыкай к дождю» некоторые любят.

— «Не привыкай к дождю»: тема любви звучит у вас грустно...

— Тема любви всегда звучит грустно, разве что песня «Жизнь в розовом свете» — это подлинный гимн первому общему рассвету...

— «Жизнь в розовом свете»: видали ли вы ее когда-нибудь такой? В какие тона чаще всего окрашена для вас действительность?

— Насколько во всех других песнях я полностью меняла текст, настолько тщательно и точно я переводила эту. Это в моем случае перевод-абсолют. Счастье первой любви. Очень умный и сексуальный текст в оригинале. А жизнь в розовом свете я видела. Была счастливой. Рождались малыши.

И мне везло на хороших людей.

— «Старушка не спеша достала ППШ»: вы бы могли, как героиня песни, достать ППШ?

— Конечно. Защищая свой дом, семью, детей. Кто бы мне дал ППШ в руки, подумайте. Но иногда так обижали...

— «Пуски бятые»: самая детская ваша сказка, она же самая взрослая — про могущество языка. Но после стилистически изощренного «Номер Один, или В садах других возможностей» вы говорите в основном на простом языке сказок. Чем вас так пленяет сказочный жанр?

— Я как писала, так и пишу. Новая книга «Санаториум», рассказы и пьесы, — это тот же самый язык. А сказки у меня любимый жанр. Они часто смешные. Их около четырехсот. Ежели разобраться, я веселый человек. Если в хорошей компании или с детьми, мы все время смеемся. Да и на вечерах хохочут — от «Старушки», от песенки «Пришли к путане пуритане», от «Григоряна» (т.е. от «Rien de rien» Эдит Пиаф), от «Паранормальной», от моих стишков-парадоксов.

— Вам не кажется, что во времена упрощений писатель должен оберегать сложность мира? За серыми идут черные, а кто идет за черными?

— Россия-матушка всегда была такова. Мы отстали от Европы на 300 лет татаро-монгольского ига. Теперешнее нашествие на Европу, бегство от войны несравнимо с нашествием орды, которая убивала все живое и уничтожала все накопленное. Русским незачем было строить, украшать, проводить дороги и копать колодцы. Придут, убьют, испоганят, уволокут в рабство, все сотрут с лица земли.

В Италии в древности уже были водопроводы и мостовые, а у нас Чехов проехал до Сахалина и нашел на всю Россию всего один сортир, и то в Хабаровском остроге.

Людей отучили от аккуратности, от скопидомства, от чистоты. Вали кулем, потом разберем — это торопливый лозунг бегства.

— Мне кажется, или вы действительно никогда не говорите о политике? Вас не очень задевает происходящее?

— Руководство — это у нас новая Орда.

Вот я сочинила стишок:

Умные люди — можно брать выдержки единственно из кого.
Сто пятьдесят лет назад скажут, и на будущее все отфильтруют,
Как выразился Карамзин, автор истории государства Российского.
Одно слово, определяющее Россию, — воруют.


— И что делать, простите за вопрос?

— Я бы пошла бороться за права больных, сирот, стариков, за права детей учиться у нормальных педагогов — не у раздраженных крикливых теток, а у молодых умных людей. Я бы пошла бороться против этой системы здравоохранения, когда онкологических больных держат в больнице за 20 тысяч рублей в сутки, а нищих выписывают умирать дома без лекарств! У моих знакомых после смерти матери долг был два миллиона, и они продали квартиру. Я бы пошла защищать права заключенных в психоневрологических интернатах инвалидов, у которых забирают пенсии, избивают, запирают, не дают позвонить. Пошла бы бороться за то, чтобы для детей снова открывали дома культуры, где бы они могли (бесплатно!) рисовать, лепить, учиться петь, где были бы театральные, танцевальные и хоровые кружки. Где людей бы учили ремеслам. Я за сохранение библиотек, маленьких театров, за вдовьи дома. За новые больницы, детские сады, а не за белые тротуарные бордюры, на которых сразу отпечатается вся грязь из-под колес...

— Вы некоторое время назад обещали детективный роман. Где же он?

— Да лежит. А середина потерялась среди тетрадок. Найду — закончу. Вечно все теряется. Вот как росла на улице без имущества, так это и аукается.

— Сюжет пьесы об одном дне из жизни Людмилы Стефановны Петрушевской?

— Об одной ночи. Работаю. Сейчас уже рассвело. 25–26 мая в Центре Мейерхольда премьера пьесы «Анданте» в постановке Федора Павлова-Андреевича, а в день рождения обычный мой концерт в шляпе. Готовим выставку, довольно абсурдистскую, «До завтра 5 дней», в Литературном музее на Трубниковском (откроется 27 мая). 8 июня концерт «Бродячие песенки» с оркестром в «Электротеатре» на Тверской. 11 июня еду в Никола-Ленивец на фестиваль с детским концертом. Потом гастроли в Екатеринбурге у Коли Коляды на шикарном театральном фестивале, а в начале июля в Малом зале театра «Современник» планируется мой творческий вечер.

Беседовала Ольга Тимофеева

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 24 мая 2016 года

May. 25th, 2016 | 08:52 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

* * *

Прошу прочесть этот материал. История гения. Я потом напишу о Саше Аскольдове.

aleksandr-askoldov.jpg

Кинорежиссер Александр Аскольдов: «Товарищи евреи!— выступила Нонна Мордюкова перед жителями Каменец-Подольского.— Мы снимем очень хорошую картину, и она обязательно выйдет!»


Ровно 40 лет назад состоялся первый просмотр киноленты "Комиссар", который едва не стал последним.

Беседовала Галина Цымбал
"Бульвар Гордона", №45(133), 6 ноября 2007 года

* * *

Да, был этот показ гениального "Комиссара" в Доме Кино, помню серьезную, потрясенную Ванессу Редгрейв, совершенно ненакрашенную, почти босую. И были на фестивале два великих человека, два запрещенных режиссера — Саша Аскольдов и Кира Муратова. Я была готова пасть им в ноги. Я с ними подружилась с колен. Порвала бы в клочья их врагов, но не знала их. А ведь некоторые были моими хорошими знакомыми. Я в те дни попыталась порвать в клочки Горбачева, на собрании в профессионально чуждом Доме кино попросила слово у Андрея Смирнова, председателя. Он ко мне хорошо отнесся, позвал на трибуну. Я прочла свое письмо Горбачеву с фразой "мы думали, что вы только притворяетесь малограмотным". Разнесла Горби я без поддержки зала. Все от меня отворачивались, когда я шла на место. Поэтесса А. устремилась, несмотря на шепот мужа, пошла, слегка пошатываясь, на сцену и стала защищать нашего комбайнера. А Саша Аскольдов был, как выясняется, его жертвой. Потом против меня было возбуждено уголовное дело по факту оскорбления этого президента, от 2-х до 5 лет. Да фиг ли.

Помню Сашу Аскольдова в Берлине. Измученный, он тревожился, что его срок какой-то то ли стипендии, то ли преподавания заканчивается. На родине его никто уже не знал...

из комментариев:

Marina Gvildis: Мне интересно, как Наталья Горбаневская прижилась в Париже. Прижилась, но по-моему, с русскоязычными она не теряла связи. Великая.

Людмила Петрушевская: Она меня, к сожалению, ненавидела и говорила об этом открыто, последний раз в Польше, где была председателем жюри премии "Аполло". Сказала это Ежи Чеху, переводчику моей повести "Время ночь", перед решением жюри. Я с ней не была знакома, но заочно ей сочувствовала, как герою сопротивления.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

«Анданте» Людмилы Петрушевской

May. 24th, 2016 | 02:36 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

Оригинал взят у dolboeb в «Анданте» Людмилы Петрушевской

Пьеса Людмилы Стефановны Петрушевской «Анданте» написана в 1975 году, разрешена цензурой лишь в 1980-х. Самая знаменитая постановка — «Квартира Коломбины» с Лией Ахеджаковой, поставленная Романом Виктюком в «Современнике» в 1985 году.



Завтра и послезавтра в московском центре Мейерхольда — спектакль «Анданте» в постановке Фёдора Павлова-Андреевича, с костюмами и декорациями Кати Бочавар. В четверг, в день рождения драматурга, вторым действием спектакля станет премьера новой летней программы «Петрушевского кабаре», которая затем отправится на гастроли по России и всему миру. Петрушевская споет свои самые новые и самые любимые песни всем тем, кто знает, что такое настоящее «Петрушевское кабаре» и какого калибра у старушки ППШ. Кабаре в честь дня рождения Людмилы Стефановны Петрушевской начнется в большом зале Центра Мейерхольда сразу после антракта по окончании спектакля «Анданте».

Не говорите, что я вас не предупреждал.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 23 мая 2016 года

May. 24th, 2016 | 08:49 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

* * *

Дожили. 26 мая у меня день рождения. 25 и 26 спектакль "Анданте", нач. в 20 часов. 26 после спектакля мой небольшой концерт. И буду раздавать свои стихи с картинками и автографом в пользу 15 сирот-инвалидов города Порхова. Сколько дадите в мешочек, столько им и пойдет — а зрителям останутся на память мои стихи с рисунком и автографом.

И ради тех же наших инвалидов будут еще продаваться мои картины в рамах. Затем 27 состоится, я надеюсь, открытиемоей выставки "До завтра пять дней" в Литературном музее на Трубниковском, 17. Начало в 18 часов. там и "Пуськи бятые" с моими иллюстрациями, и сериал абсурдистских объявлений типа "Сволочь на ночь" или "Гейши рикши. Танец в оглоблях". Сережа Якимов построит из них башню Татлина. Будет также сериал "Сам ты двойник" про Ленина на Мавзолее. И покажем мои собственноручные мультфильмы — о Чехове и Толстом, "Пенсне", о собаке, которая звонит загулявшей хозяйке с лаем "Ты где, я с утра не ссамши".

Ну и как бы состоится презентация моих новых книг — "Санаториума" в ЦИМе и "Поросенка Петра" в музее.
Т о есть будет такой малый фестиваль. Пьесы-стихи-картинки — мульты-песенки-шляпки-книжки.

Спектакль Федора Павлова-Андреевича. Дизайн выставки Сережи Якимова. Жду вас всех. А спектакли будут в Центре имени Мейерхольда.

* * *

И о чем покорнейшим образом прошу — лично мне не надо букетов, я страдаю, когда они у меня умирают. Если кто захочет чтобы я помнила — хоть маленький горшочек с цветком, а внутри имя. Поселю их на балконе, буду поливать. Здравствуй, Таня. Пей. Здравствуй, Наташа, пей. Привет тебе, Саша, угощайтесь все! А потом посажу их в садике в Переделкине на даче. Люблю вас всех, моих читателей и зрителей. I love you.

Петрушевская Л.С.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Анонс творческого вечера Людмилы Петрушевской // London, The Tabernacle, 18 июня 2016 года

May. 23rd, 2016 | 02:58 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

t01.jpg

"Кабаре Нуар". Литературный вечер писателя Людмилы Петрушевской

Людмила Петрушевская – живой классик русской литературы - прозаик, драматург, поэт

Тексты Петрушевской были практически запрещены в Советском Союзе: первая книга автора, уже широко знаменитого благодаря театру, самиздату и единичным журнальным публикациям, вышла лишь в 1988 году, совпав с 50-летним юбилеем писателя. С тех пор опубликовано несчетное количество произведений, относящихся к самым разным жанрам, включая и авторские шалости, вроде поросенка Петра, ставшего интернетным мемом. Петрушевская знаменита во всем мире как «возможно, самый важный ныне живущий русский писатель» (New York Times), лауреат Всемирной премии фэнтези (2012) и автор бестселлера «Жила-была женщина, которая хотела убить ребенка своей соседки» (вышел в серии Penguin Classics). А еще Петрушевская поет – в ночных клубах, театрах, концертных залах Копенгагена, Рио де Жанейро, Нью-Йорка и Парижа. А попутно умудряется рисовать комиксы, мультфильмы, танцевать степ, читать рэп — и останавливаться не собирается!

«Кабаре Нуар»

Собственно, начала она незадолго до своего 70-летнего юбилея, чем всерьез поразила своих поклонников. Сперва Петрушевская исключительно пела песни, в разное время потрясшие весь мир: «Мурку», «Старушку не спеша», «Шанз Элизе» и другие, написав к ним совершенно новые, удивительные тексты. С тех пор вышло 3 альбома, каждый из них тиражом более 100 тыс. копий, и эти пластинки обратили почитателей Петрушевской в новую музыкальную веру - песни стали слушать в машине, в ванной и даже на работе в наушниках. Петрушевская показала своё «Кабаре» в разных частях света и выступила на разных важных площадках в Москве и Петербурге (от Дома музыки до «16 тонн», от ЦДХ до концертного зала «У Финляндского вокзала»)

В Лондоне Петрушевская обещает уникальную литературно-музыкальную программу

Помимо исполнения главных хитов «Кабаре Нуар», Людмила Стефановна прочтет фрагменты из – из своих мистических рассказов (за которые газета New York Times назвала ее «современным Эдгаром По»), «Пусек бятых» (ставших классикой русской литературы), расскажет историю рождения Поросенка Петра и легенду о профиле «Ежика в тумане» (некоторые уверены, что Норштейн нарисовал его с Петрушевской, прочтет знаменитые «Парадоски», среди которых множество разошедшихся на цитаты, поделится своими размышлениями о современной России...

WHEN: Saturday, 18 June 2016 from 19:00 to 22:00
WHERE: The Tabernacle - 34-35 Powis Square, London, W11 2AY, United Kingdom
PRICE: £27.57–96.14

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 23 мая 2016 года

May. 23rd, 2016 | 11:45 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

Kobieta i Zycie.jpg

* * *

Продолжение темы о Польше. Как же мы ее любили — ее литературу, особенно Станислава пана Лема (и поэзию, Галчиньского и моей обожаемой Нобелевской дамы, Виславы Шимборской — я еще задолго до нашего знакомства и до ее премии перевела для одной советской поэтессы, Таньки, 35 стихов Шимборской, мне заказали подстрочник по рублю стих, но я не удержалась и перевела в рифму, как смогла точно. Рукопись не сохранилась, у меня не было бумаги для дополнительных копий, нищета, пардон. Когда пани Виславе дали премию, у меня просили эти тексты. Куда!). Мы любили фильмы Вайды, карикатуры в "Шпильках", польские мультики, графику, (но не пьесы, я потом для заработка переводила Мрожека и Гомбровича, спасибо), а все потому, что в киосках продавались польские журналы — Pszekroj, Szpilki, Ekran, Kobieta i zycie, Tworczoscz (КГБ, не знающее польского, прошляпило). Это был прямой выход в мир. Впервые я познакомилась с верлибром, но я использовала потом не их, герметичный, а соорудила наш, простой (см. поэму "Карамзиндеревенский дневник", где есть только одна рифма, "ботинки-полуботинки", я специально ее вставила, т.к. этот пример приводил один важный поэт Женя как определение бездарности. Но в моем варианте это было "ботинки-полуботинки", дальше шло "тапочки-полутапочки бедных детдомовских детей"). Затем — поэт Людвик Ежи Керн, его свободнейшие по числу слогов стишки,каждую неделю в "Пшекруе" новые, откуда потом произошли и мои Парадоски). На польском я прочла переводы со многих языков мира. Чтобы понимать как это звучит, пришлось в самом начале, на пятом курсе, сбегать на филфак этажом выше и записать сочетания букв, особенно трудные cz и szcz. Я прочла всех, в том числе Джойса, даже главу из "Поминок по Финнегану", дальше Пинтера, Буццатти. Когда мне подруга принесла кипу итальянских журналов, она, аспирантка, работала уборщицей в богатом доме, где в подъезде жильцы выкладывали на подоконник свою прессу, — я стала читать на итальянском и задалась целью одолеть Буццатти в оригинале, таков был эффект от рассказа "Седьмой этаж", я его прочла в "Пшекруе" — и откуда пошли мои позднейшие книги типа "Где я была"). Метод такой: читать на любом языке — кроме венгерского — иллюстрированный журнал, а там большие фото и небольшие тексты, начинаешь понимать без словаря (венгерский за ту неделю, что я жила в Будапеште, я "ниасилила"). Так я cтала читать на болгарском, даже романы, на сербском (хорватском), да и на всех славянских языках, потом на итальянском, дальше и на английском (жила в Италии в замке для писателей-композиторов-художников, а там был только журнал New Yorker за пять лет. Прочла в нем статью об одном их археологе и в первый раз закончила свой роман "Номер Один, или в садах других возможностей", больше не могла есть, шесть дней только пила воду и попала в местную больницу с подозрением на прободение язвы). На французском читала простенького Сименона (300 единиц его словарик), сам Бог велел, я этот язык проходила в школе и в университете. Что называется, Жоржа терпеть не люблю.

И продолжение про пана Станислава Лема. Он-то знал русский. В девяностые годы приехал в Москву, и интервью с ним было в какой-то газете. Мне позвонили знакомые, прочти, там про тебя. Лем сказал, что писать больше не хочет и предпочитает литературе документ. Привел как пример опубликованную в "Новом мире" документальную хронику конца ХХ века. Его спросили — может, это рассказ "Новые Робинзоны, хроника конца ХХ века"? Нет, он сказал, это как раз документ. О том, как семья сбежала в деревню спасаться от войны и голода. Я чуть не заплакала, а может и заплакала. Пан Станислав, спасибо.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 22 мая 2016 года

May. 22nd, 2016 | 11:31 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

SS.jpg

* * *

Прочла статью Романа Арбитмана о двух Станиславах (в 2016 годовщина их ухода из жизни) — о гении Станиславе Ежи Леце и гении Станиславе Леме.

Оба они во дни молодости произвели на меня огромное впечатление. Я читала обоих по-польски. Роман Лема "Sledstwo na dobranoc", изданный в 1957 году и купленный в 60-х гг в магазине "Дружба" на ул. Горького, вызвал у меня такую ангину, что я попала в больницу (держа томик в руках). По-русски он называется "Расследование". Речь там идет о ходячих трупах, наполнивших город.

Арбитман пишет, что когда в Польше вышел "Пикник на обочине", Лем откликнулся благожелательной статьей с небольшой долей юмора...

А по поводу самого знаменитого афоризма Ежи Леца я написала очередной Парадоск:

Оказавшись на самом дне
Я услышал стук снизу
Так сказал Станислав Ежи Лец
Но это не более чем афоризм

Если ты поймал чей-то сигнал
Значит, ты не на дне, а слегка повыше
Самое дно вот оно:
Когда ты никого
Кроме себя
Не слышишь

А вот на основе лемовского сюжета про трупы, наводнившие город, я написала "Сказку о бедных детях".

Кланяюсь Вам, пан Станислав Лем, и Вам, пан Станислав Ежи Лец. Недосягаемые боги. Bostwa. Jestem sczesliwa cos napisac o tym, co wlasnie mnie dotyczy.

Людмила Петрушевская
СКАЗКА О РОДИТЕЛЯХ И БЕДНЫХ ДЕТЯХ

Жила-была сказка. Никто не знал, что она есть. А она тихо так существовала, причем в тетрадке.

Но вот ее нашли, раскрыли тетрадь.

А где сказка, там страна, дело доходит до географии, даже истории, до королей! Оказалось, что это целый мир со своими жителями, погодой, принцессами и бедными девушками, со своими великанами и тараканами, полицейскими и учеными, детьми и их умершими родителями.

Вот о них-то и речь.

В данной сказочной стране каждый день умершие родители приходили укладывать спать своих детей, то есть садились у изножия кроватей, поправляли одеяла, рассказывали сказки, целовали ребят на ночь и — что делать — уходили в тень. До утра! А утречком будили своих детей; дети шли кто куда — в школу, в садик, в ясли. А вечером они возвращались домой и ждали своих умерших родителей, целовали их, обнимали, жаловались им, хвастались, рассказывали как что было, и, счастливые, засыпали.

Дело в том, что там, в той стране, некоторое время правил очень добрый король, который издал этот закон о правах мертвых родителей, чтобы они могли приходить к кроваткам своих детей.

Но все меняется!

Пришел новый король, уже немолодой наследник и сын того, доброго.

И он воспротивился отцовскому закону.

Он был категорически не согласен с тем, что его папаша каждый вечер маячил у его кровати и к тому же норовил прочесть ему нотацию, иногда даже отвешивал по шеям, хотя дело традиционно завершалось поцелуем в лоб, я добрый, типа, король.

На чем спасибо.

Но так поучать пожилого монарха, уважаемого человека!

С какой стати? Мало ли с кем, к тому же, спят правители? А тут этот торчит.

«Хватит!» — сказал себе новый король.

И обратился к отцу:

— Папа! Оставьте меня в покое!

И он издал новый закон, по которому умершие родители лишались права навещать своих детей, в том числе и укладывать их спать.

Кому-то это пришлось по вкусу — тем разбойникам, например, которые прикокнули маму с папой в пылу спора, или тем деточкам, которые спокойно отравили своих престарелых родителей, чтобы не возиться с ними (аптеки, стакан воды и т.д.) и чтобы наконец получить наследство.

К ним предки, разумеется, приходили что ни вечер и скандалили, а вместо поцелуя на ночь такой потомок мог свободно получить по уху — и так ежевечерне!

Так что для таких подлых сирот жизнь получшала с новым законом.

Но вот маленькие дети очень плакали без своих родителей. Их крики и слезы по вечерам сильно мешали остальным жителям королевства. Вечером-то люди любят отдохнуть! Всем нужен позитив и развлекуха! А не чернуха.

Инициативники пошли хлопотать к начальству.

И вот после консультаций и заседаний все-таки решено было всех таких сирот поселить в одно место, причем подальше от городов, чтобы никто не слышал этот плач.

Другое дело, что малышам жить в городе сирот приходилось несладко, несмотря на благотворительные концерты, игрушки и кипы стираных штанишек, рубашек и курточек, которые привозились бедненьким детям.

Игрушки воспитательницы запирали в шкафы, одежку распределяли по родне, — дети-то все испачкают и порвут!

Кормили их тоже плоховато, потому что повара, воспитатели и няньки каждый вечер уносили домой тугие сумки, а что там содержалось, тут уже секретные данные.

И учителя попадались отчаянные, особенно по труду и физкультуре, а уж директоров можно было спокойно оформлять охранниками, бодигардами и в тюрьму кем хочешь.

Но это не только в том королевстве происходило, а и во многих других, не таких сказочных.

Ну да ладно.

А вот в описываемом нами волшебном государстве умершие родители всё предыдущее знали и являлись королю и министрам в жутких ночных кошмарах, и там бедные родители обещали государственным деятелям теплую встречу и хорошенькое разбирательство на том свете, типа страшного суда и горького загробного будущего.

— Знаете, где горшки обжигают? — спрашивали они ядовито.

Тогда государственный совет по правам человека (а что, министры не люди?) призвал всех самых сильных колдунов и экстрасенсов, и им было велено раз и навсегда прекратить эти сны.

Дали объявление, подключили к поискам внутренние органы, и такие деятели на удивление быстро нашлись.

Колдуны взялись за дело, да настолько ловко, что они умудрились быстренько сляпать очень простое заклинание из шести слов, нетрудное, специально для руководства, которое в том сказочном государстве умом не отличалось и говорило отрывисто, хотя все равно неграмотно.

И король выучил заклинание и собрался произнести эту фразу в полночь.

Он так и сделал.

Но только он закончил произносить шестое слово, как его кто-то крепко хватил по шее, прямо под короной.

Король встал с четверенек, подобрал корону, оглянулся и увидел своего мертвого папашу, который пребывал в живом и злобном виде.

А за ним стояла толпа, состоящая из таких же бабушек и дедушек и вообще неизвестно из кого.

Они все имели очень боевой вид и галдели, что почему такое ничтожество сидит на троне, а они стоят здесь вообще как чужие. И кричали, читайте «Пикник на обочине» братьев Стругацких! Этого захотели?

И весь город мгновенно заполнился предками жителей, которые предки входили в чужие помещения как к себе домой, ругались, копались в шкафах с претензией, что пропали их вещи, ладно штаны и польта, но где запонки и ордена, где кольца и броши? Требовали все назад и поселялись где им помнилось.

Началась ужасная неразбериха.

Только в городе сирот все обошлось, обоз педагогов, врачей и поварих с нянечками тронулся на станцию, таща узлы и пакеты и потирая лбы и зады.

Но дети с ожившими родителями немедленно вернулись в свои дома, и взрослые погнали оттуда заселившихся по расширению активистов и зажили с малышами счастливо.

То есть произошла настоящая перестройка.

Правда, тут же, как всегда, начались ответные мероприятия, случился небольшой голод по причине инфляции, исчезли спички, ну и так далее.

Но дети все равно жили весело.

Колдуны же легко растаяли в ночном эфире (и не факт, что это не была агентура со стороны умерших родителей).

Править страной сел, разумеется, выходец с того света, другой король, однако он все сделал, чтобы выглядеть поновее, и жители даже не вспоминали, что он оттуда.

Все это, повторяем, сказка.

А правда тут в том, что умершие предки действительно думают о нас и как могут заботятся насчет лучших условий для нашего существования. Не все у них получается.

Но как же они радуются, когда мы ведем себя умно и весело, когда мы умудряемся остаться в живых!

Они считают, что это их заслуга. Им ведь пришлось нелегко в жизни. Аресты, допросы, расстрелы, лагеря…

Им хочется, чтобы мы жили по-другому.


Роман Арбитман ДВА ПАНА СТАНИСЛАВА...Collapse )

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 20 мая 2016 года

May. 20th, 2016 | 10:21 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

* * *



Дуэт голограммы Эдит Пиаф и Шарля Азнавура. Любимое.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 19 мая 2016 года

May. 19th, 2016 | 12:33 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

* * *

Алексей Чувилев из Астрахани спрашивает, езжу ли я в другие города. Выступаю, да. Концерты, чтения, выставки. Последние годы: Питер — Таллинн — Вроцлав — Пермь — Ижевск — Екатеринбург (с выставкой) — Архангельск — Брюссель — Самара (с выставкой) — Копенгаген (фест в музее в Луизиане) — Южно-Сахалинск — Барселона — Мадрид — Сергиев Посад (с выставкой) — Порхов, дальше планы, как Бог даст: в июне еще четыре выступления, 8-го в Электротеатре на Тверской, 11-го собираюсь с детским праздником в Николо-Ленивец, потом с концертами в Лондон и в Екатеринбург — на театральный фестиваль Коли Коляды, в начале июля планируется концерт в Москве (театр "Современник"), потом Женя и Вова приглашают в деревню под замечательный город Торопец, чтобы рисовать под старыми липами, в августе, может быть, на море, потом в сентябре зовут в Саратов и Гренобль. В Астрахань поеду с радостью — после фильма "Мой друг Иван Лапшин". Обычно меня приглашают нищие литературные музеи с выставкой и концертами, детским и взрослым. Включаются в какой-нибудь городской фестиваль и получают немного денег мне на самолет... Я им оставляю свои диски, мультфильмы и работы. Собственноручные рисунки и стихи продаю на всех концертах в пользу наших порховских инвалидов. Литературные музеи — как в Самаре — это счастье города. Недавно там опять устроили мою выставку, "Танго. Война" с уроками танго и танцами под патефон! Алеся и все девочки, спасибо! И спасибо всему молодежному театру и его легендарному руководителю Панову в Архангельске, и Ирочке из Южно-Сахалинска и всему их театру, и моему ученику Саше Демахину из Сергиева-Посада с фестивалем "Вишневый сад", и всему городу Порхову, и великому меценату Танечке Егеревой и великолепному Коле Коляде в Ебурге, и Андрюше Ефимову, гранд-художнику кукольного дела, лауреату "Золотой маски", и ижевским зрителям (особенно Энвилю, чья картинка с медвежонком меня утешает), и всем моим иностранным издателям, преподавателям славистики и читателям. И моему директору Саше (Михалычу) Почукаеву, и верному помощнику Володе Кудрявцеву, и моим детям, и внукам-правнукам, которые ходят плясать, петь и есть конфеты на мои детские праздники.

О как длинно получилось.

из комментариев:

Диана Воинова: Жду с нетерпением фестиваля Коляды и Вас у нас в Екатеринбурге! А выставку привезете?

Людмила Петрушевская: С удовольствием приеду и с выставкой, и с детским праздником, и с концертом. С начала октября по конец декабря и с начала февраля мы готовы. Телефон или адрес нашего директора Александра Михалыча Почукаева он сообщит сюда попозже.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 18 мая 2016 года

May. 19th, 2016 | 10:21 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

* * *

Отвезли часть экспонатов в Литмузей на Трубниковский. Сережа Якунин, гений экспонирования (прошлая выставка про Буратино всем запомнилась), будет веревочками соединять эти рисунки и тексты, как — не знаю. Вроде бы башню Татлина построит. Один человек (спортсмен, 180 см) хотел помочь — можно позвонить в Литмузей на Трубниковский 17, и спросить, нужна ли помощь Якунину.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 18 мая 2016 года

May. 18th, 2016 | 11:06 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

* * *

Обнаружила вопросы из газеты, вроде это Московские Новости. Вопросы хорошие. Ответила. Теперь куда посылать? Дайте адрес, пожалуйста.

* * *

Иду отвечать на вопросы, позвали на общественное тв. Отдел "Календарь". Это к 26 мая, ко дню рождения. Покажут, говорят, в час ночи и в 8 утра.

По ходу сочинила стишок:

Судя по нашей погоде,
Кризис уже и в природе.
Как я теперь понимаю,
Осень — диагноз мая.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // "Facebook", 16 мая 2016 года

May. 17th, 2016 | 11:24 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

* * *

Готовимся к моей выставке "До завтра пять дней" в Литературном музее на Трубниковском (открытие 27 мая). Мои друзья, художник Сережа Якунин с женой Лилианой Тихоновской пришли с конфетами, мы пили имбирный чай. Сережа, маг и чародей, будет Господином Оформителем выставки. Лилиана советником. Наташа Реброва наш куратор. Помощник — Владимир Кудрявцев.

В результате будем выставлять что: иллюстрации к Пуськам бятым, комиксы о собаке Замурзике и ее семье, цикл объявлений "Ахинеи, или до завтра 5 дней", сериал о Ленине "Сам ты двойник", поэму с картинками "По, Ли Бо и Кюи" и что-то еще. Будем показывать мои собственноручные мультики.

Денег нету. Веревочки и 30 кв. м. в музее есть. Эван эвое!

* * *

Готовимся также к 25-26 мая, будет спектакль "Анданте" (текст написан больше 40 лет назад), произносится не андантэ, как андантэ кантабиле, а попроще, анданте. Режиссер Федор Павлов-Андреевич. Репетируем к 26-му с оркестром наши танго, рок-н-роллы и "Старушку не спеша", готовлю стишки "Парадоски" и рисунки цикла "Танцующие" (будем и стихи, и рисунки с автографом продавать в пользу пятнадцати инвалидов детства, город Порхов, общество ПРОБО Росток).

Вот один стих:

семья — это то место
где можно безвозмездно
схлопотать по морде
где тебя оскорбят,
выдав это за правду-матку
но где тебя не выдадут
где постелют
накормят
приласкают
утолят жажду
вылечат
и похоронят
и будут навещать на Пасху
и еще по крайней мере
дважды

* * *

Людмила Петрушевская - Последнее воскресенье.mp3

Это одна из песенок концерта 26 мая. Прислал ее Женя Айзенштат. Спасибо, дорогой Женя!

* * *

https://yadi.sk/d/FSdu-eoWrZAUv

Прислал мне Женя Айзенштат.

Это одна из моих песенок, "Последнее воскресенье" — в русском варианте это было танго "Утомленное солнце". А в польском — "Ostatnia nedzela". Музыка Ежи Петерсбурского, на родине — Jerzy Melodysta.Песенка, в которой мальчик просит о последнем свидании. В моей песенке о последнем свидании просит женщина.

Женя, спасибо.

В Польше это танго называли "Танго самоубийц". Оно было невероятно популярным. Самого Ежи в Европе короновали званием "король танго". Его вещи пели многие звезды — Пола Негри, Эдит Пиаф.

Когда Польшу в 1939 году разделили Иосиф Джугашвили и Адольф Шикльгрубер, Ежи Мелодиста оказался на западе нынешней Белоруссии, на территории, перешедшей СССР — что его и спасло. Он стал руководить оркестром и писал новые танго. Он автор трех советских военных шлягеров — "Утомленное солнце", "Синий платочек" и "На позиции девушка провожала бойца" (пластинки выходили без его имени). В 1941 году Петерсбурский ушел с польской армией, работал в Африке, в Бразилии, в Аргентине (с Пьяццолой). Польша отказала ему в репатриации по той причине, что его танго играли маленькие еврейские оркестры перед очередями голых людей, идущих якобы под душ, а на самом деле в газовые камеры. Только в 70 лет он получил разрешение вернуться на родину. Стал опять королем легкой музыки, женился, родил сына. Дожил до 84 лет. Сын его тоже музыкант и известный композитор.

Когда мы с Юрием Норштейном писали сценарий сценарий мультфильма "Сказка сказок", я ничего не знала об истории "Утомленного солнца", но я знала, что такое было это танго в войну. Оно звучало из окон в выходные на весь двор, с каждого патефона (не по радио). И Юра ввел его в сцену ухода солдат на фронт. И каждый раз на этом месте я начинаю плакать, сколько бы раз не смотрела "Сказку сказок".

В честь чего, когда мне удалось вернуться на сцену в 69 лет (в молодости я играла в студенческом эстрадном театре МГУ и пела на вечерах), я и написала новые слова к танго "Последнее воскресенье". Мне хотелось обратиться к подлинному смыслу этой песенки. Только что пришлось писать уже от лица женщины, которая просит о встрече в последний раз...

Собственно, я остаюсь в своих песенках именно автором текста. И надеюсь, что их потом будут петь.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская САНАТОРИУМ: повести, рассказы, сказки, пьесы (eBook)

May. 16th, 2016 | 02:45 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya



Людмила Петрушевская

САНАТОРИУМ: повести, рассказы, сказки, пьесы

// Москва: «АСТ», 2016, твёрдый переплёт, 416 стр., тираж: 3.000 экз., ISBN: 978-5-17-095595-4

с о д е р ж а н и е :

повести


рассказы


сказки


пьесы

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская ДЕВЯТЬ МИНУТ (пьеса)

May. 16th, 2016 | 02:34 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya



Людмила Петрушевская

ДЕВЯТЬ МИНУТ

пьеса

действующие лица:


  • Ведущий

  • Посетители

  • С.

  • П.

  • Маски

  • Бортпроводница


Группа посетителей стоит около ведущего. С. и посетители в скафандрах.

Ведущий
Мы с вами находимся, уважаемые гости, в спецзале номер ноль, пожалуйте на ежегодное прощание. Готовность пока что номер ноль. Ноль, один, два, три… По распоряжению все ленты складываются вдоль станка, так. Нет-нет, сюда, здесь будет опасно. (Обращаясь к С.) Опустите щиток. (Остальным.) Все опустите щиток! Щиток находится у вас на лбу. Где у вас лоб, дотроньтесь пальцем. Пошарим во лбу.

Посетители трогают лбы, натягивают щитки на лицевую часть скафандра.

Далее. (Обращаясь к С.) Разрешите я вам лично поправлю… Я вам лично. Осторожно. Надо обязательно, чтобы не оставалось защелин, а то проникнет керазот.

С. что-то бубнит.

Read more...Collapse )

Link | Leave a comment | Share