You are viewing petrushevskaya

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // «Сноб», №12(77), декабрь 2014 года — февраль 2015 года

Dec. 15th, 2014 | 06:28 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.


САНАТОРИУМ

окончание, начало здесь

Так и пошло. Тройка постоянных клиенток, дамы Занд, Кристи и Пруст, приняла несчастную бездомную в свои объятия, видимо, они уже были в курсе насчет алмазов, интернет-то работает. С ней ходили плавать в океан, ей советовали лучших массажисток, ее постепенно начали вводить в курс дела насчет практик левой руки, но она вела себя строго, садилась в ресторане спиной ко всем, спокойно могла разговаривать с Фернандесом по поводу меню, беседовала и с новой соседкой по столу. Ночевала в доме у водителя. На ресепшене каждый день подписывала счета.

Стройка шла в горах, была скрыта джунглями, и долгая прогулка наверх всей четверки по грейдерной дороге привела компанию к высокому забору из кораллового цвета кирпичей. Железные ворота преградили путь. С участка слышались стуки и какие-то руководящие восклицания типа «давай-давай» и, судя по дальнейшим визгливым интонациям, «не туда, дурак». Дамы из окружения мадам де Стаэль предположили, что это из экологических соображений, все только руками и ногами, без техники, без треска моторов и вони. Спортивная мисс Занд, используя подруг как стремянку, взгромоздилась на какое-то коренастое дерево с развилкой, постояла там и вернулась со словами: «Двухэтажный дом, вяжут крышу из пальмовых листьев. Здесь только так, да, экология».

Мадам де Стаэль теперь вела себя точно как замужняя женщина, беременная от любимого человека, — была уверена в себе, принимала мужнину заботу без излишней благодарности, прислушивалась (внимание!) к своему брюху, ела осторожно и перешла к тренеру по йоге для столетних, его специально привезли. Не было никаких явных физических контактов с любимым, даже рукопожатий на людях. Он — явно — стал меньше ее интересовать, это подружки заметили.

И все прежние здравые советы искушенной дамской тройки — «нельзя так привязываться к объекту любви, только отпугнете» и «не плачьте, будет еще хуже» — все это уже было ни к чему. Перед ними возвышалась статуя типа девы с факелом, омываемая океанскими волнами денег, ограниченная в передвижениях и с огромным будущим.

Ее уже начали готовить.

Она ходила на уколы, пила какие-то отвары.

Read more...Collapse )
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская // «Сноб», №12(77), декабрь 2014 года — февраль 2015 года

Dec. 15th, 2014 | 06:27 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.


САНАТОРИУМ

Тени двух бедняг, двух возлюбленных, так и остались витать над столовой санаториума, где все их наблюдали, двух конспираторов, и из них один как ни в чем не бывало останавливался у стола другого (другой), где эта виновница происходящего сидела горемычная, с пятнами на щеках, и глядела мимо него — но все окружающие уже знали, что его отсылают в филиал этого санаториума, в дальний угол, в место новое, еще полностью не освоенное и мало кому известное, — а ее пребывание находится под вопросом, она тоже, видимо, улизнет вслед за ним, француженка мадам де Стаэль (это простое совпадение, она с известной м-м де Стаэль даже не родня, это вообще фамилия по мужу, но и он той старинной знаменитости не родственник, а обычный банкир, оставивший жене состояние. Без миллионов в этом санаториуме делать нечего, добавим).

Да, санаториум самый, можно сказать, дорогой, очень дорогой, у каждого клиента такие удобства, какие и не снились жильцам даже в самых знаменитых отелях, и на том точка.

Виллы тут трехэтажные, и все санитарные объекты отлиты из чистого серебра, а под зеркалами (венецианское стекло) выставлены разнообразные духи, кремы и косметика, и к вечеру приходит визажист и стилист, поскольку ужин предполагает каждый раз полный парад-алле. В санаториуме также работает свое ателье, где шьют все по лекалам от кутюр.

Но самое главное тут не удобства, самое главное — это подпольное (под вопросом и скорее легендарное) существование бригады геронтологов, хирургов и эндокринологов, и, собственно, на этот свет и слетаются пациенты со всего мира. По сведениям, бригада приезжает на определенные сроки, берут не всех. Результаты омолаживания не разглашаются. Говорят, что бригада состоит из получивших образование монахов аскетического поведения, прошедших выучку у тех, кто провожал святых на вечное сохранение в курганы. Ведь не они сами обеспечивали себе на сотни лет вперед полную сохранность всех клеток, это дело давно практикуется. И правительство смотрит на данные эксперименты косо, надо сказать, другим не рекомендует и само им не воспользовалось (по слухам, пациентам угрожает потеря личности в результате полной очистки памяти).

Хотя сохранить клетки на столетия — это одно, а сохранить мыслительные способности, разум и то, что называется душой, — тут уже вопрос вопросов.

Причем в санаториуме по-простому, с открытой демонстрацией достижений соблюдены все правила экологии — тут сберегают дождевую воду, и отстаивается вода использованная, тут применяется труд местных жителей, а крестьянских детей воспитывают еще с начальной школы, отбирая самых красивых и смышленых. Все это было обещано правительству края, и поэтому санаториуму выделили роскошный кусок земли, с дивными лесами и средней величины потоком, разбивающимся около устья на водопады, озерца и ручьи, — и был создан парк на побережье, где иногда затевают ужины и концерты, а дальше, разумеется, гремит море-океан. За оградой парка наличествуют священные деревья, редкие птицы, стайки белоснежных обезьян с черными личиками, а также одинокие, почему-то маленькие, леопарды и медведи, тоже мини.

И здесь такое ночное небо, что душа замирает.

Read more...Collapse )
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Анонс встречи с Людмилой Петрушевской // Москва, кинотеатр ЗВЕЗДА, 18 декабря 2014 года

Dec. 9th, 2014 | 03:36 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.


ПРЕДНОВОГОДНИЙ КОНЦЕРТ ЛЮДМИЛЫ ПЕТРУШЕВСКОЙ

В кинотеатре "Звезда" 18 декабря в 19:30 - предновогодний концерт Людмилы Петрушевской, самой необычной певицы русской сцены ХХl века. Она лауреат, академик, писатель, драматург, поэт - и одновременно исполнитель лучших песен ХХ века, популярная в Интернете ("Старушка не спеша" и другие, сотни тысяч посещений). В концерте под названием ВЕЧЕР КОМЕДИЙ. ПЕСНИ ХХ ВЕКА" будут показаны редкие кадры из ее лучших спектаклей - с участием звезд МХАТа, "Современника" и Ленкома. И сама Л.Петрушевская со своим маленьким оркестром будет петь самые смешные и печальные, вечные песни ХХ века, даже канкан, танго и рок-н-ролл.

СТОИМОСТЬ-1000 РУБЛЕЙ! КОЛИЧЕСТВО БИЛЕТОВ ОГРАНИЧЕНО! ЗАРАНЕЕ БРОНИРУЙТЕ ИЛИ ПОКУПАЙТЕ БИЛЕТЫ!
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Jenny Offill // "International New York Times", November 29-30, 2014

Dec. 2nd, 2014 | 05:12 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.
91m5AwHMJWL._SL1500_.jpg

NEW NOVELLAS ABOUT FAMILY BY LUDMILLA PETRUSHEV­SKAYA

It is hard to resist Ludmilla Petrushev¬skaya’s darkly comic new collection of novellas, “There Once Lived a Mother Who Loved Her Children, Until They Moved Back In.” The suffocating domestic life she renders so vividly begins before you even open the book. The cover itself is cleverly claustrophobic with the title crammed above a drawing of an unhappy family staring at a picked-over roast.

This sense of scarcity and deprivation recurs in all the stories, each of them set in the bleak Soviet-era communal housing blocks, known as kommunalkas, where multiple families, sometimes related, sometimes not, were placed in a single apartment and forced to share kitchen and bathroom quarters. This system was put into place after the Bolshevik Revolution of 1917 and heralded as a way to ¬address inequitable living conditions. “We have everything we want; we are very happy,” as a slogan of the time went.

But the reality of communal living was often very different from its state-¬sponsored ideal. The most meager of possessions were jealously guarded or fought over. It was not unheard-of for light switches to be claimed as “mine” and “yours” by feuding neighbors. The walls were thin too. In the world of the kommunalka, there was little or no privacy, and family members and neighbors could hear the goings-on of everyone around them.

Petrushevskaya spent part of her childhood and adolescence in such a place and called it a “mini-gulag.” She tried to carve out a space for herself by living under a desk in the bedroom of her grandfather, who was slowly going insane. Yet as terrible as such circumstances were for a young girl, they would prove to be indelibly powerful material for a fiction writer.

In the first, and best, of these novellas, “The Time Is Night,” Anna (based on Anna Andreevna Akhmatova), an impoverished poet, ekes out a living writing rejection letters for a literary magazine. Her grandson has been left in her care by her beleaguered daughter, and Anna must find a way to provide for him too. She does so by making unexpected visits to her better-off neighbors at mealtimes, hoping to cadge a bit of bread or cake. The catch seems to be that she must never ask directly for it; her pride is one of the few things she still possesses.

There is something agreeably and bleakly comic about the description of the rounds grandmother and grandson make. The suicidally proud beggar of Knut Hamsun’s “Hunger” feels like a kindred spirit, as do Jean Rhys’s worn-out charmers roaming the streets of Paris in search of favors. A tale of such hard luck runs the risk of feeling maudlin, but Petrushev¬skaya avoids this with her brilliant, piercing characterization of the desperate poet. Anna is endlessly loving and giving to her grandson, but bitterly vicious to her daughter, who seems more incompetent than malicious. When her criminally reckless son comes home from jail, she lets him steal from her, all the while pleading for his respect and gratitude.

She is, in short, a thoroughly maddening person, full of contradictions, one moment self-sacrificing, the next self--aggrandizing. Somehow Petrushevskaya has made her into a distillation of familial love, both unbearable and stubbornly persistent.

The novella that follows, “Chocolates With Liqueur,” feels thin and contrived by comparison. The story revolves around a nurse and her murderous husband who are locked in a brutal struggle for control of a small Moscow apartment. The twists and turns of the plot are baroque, but there is still much pleasure to be found in Petrushevskaya’s beautifully textured depiction of an ordinary life lived under terrible circumstances.

The collection ends with one of Petrushevskaya’s most controversial works, “Among Friends,” in which she details the parties of a group of friends who meet each week at the home of the luminous Marisha, who presides serenely over their gatherings even as marriages crumble. The narrator of the story is another of ¬Petrushevskaya’s canny old birds, pinpointing the pettiness and venality of those around her without ever being able to rise above it herself. The novella ends with a brutal act of sacrifice, as surprising as it is emotionally resonant.

In “Among Friends,” there is a hard-eyed clarity about impossible choices and constricted lives, making it a fitting end to this unsparing and unsettling collection. Yet in the expansive world of Petrushev¬skaya’s fiction, the suffocating halls of the kommunalka open out into something more, a glimpse of what it means to be a human being, living sometimes in bitter misery, sometimes in unexpected grace.
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

(no subject)

Nov. 26th, 2014 | 08:26 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.
Людмила Петрушевская в Архангельском молодёжном театре В.П.Панова // 16 ноября 2014 года





ДАЛЬШЕ...Collapse )
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Мария Атрощенко // "Правда Севера", 18 ноября 2014 года

Nov. 19th, 2014 | 12:42 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.
.

НУ-КА, ВЗДРЕБЕЗНИСЬ

Из школьной и вузовской программы по литературе мы знаем Людмилу Петрушевскую в основном как автора грустнотемной прозы о несчастных женщинах. У нее роман такой есть – «Время ночь», про мытарства по жизни бедной Анны Андреяновны.

Но есть в творчестве писательницы и другой аспект – светлый и веселый – детский. В свой первый приезд в Архангельск Людмила Стефановна выступила дважды: 15 ноября на вечере «Мой театральный роман» в бывшем Доме офицеров и на следующий день в Молодежном театре – на детском празднике.

Архангельские мальчишки и девчонки пели с забавной тетенькой в гигантской цветочной шляпе песни, водили хороводы и смотрели мультики.

Начала Людмила Стефановна шаловливый бенефис с прочтения своей знаменитой лингвистической сказки «Пуськи бятые». Маленькие зрители восприняли номер на ура: слова хоть и не понятные, но до чего смешные! А для того, чтобы детвора окончательно втянулась в забавную грамматику, писательница предложила им поставить сказку по ролям.

Сама Петрушевская играла, конечно, Калушу. А четверо добровольцев стали ее калушатами. Ответственная роль Бутявки досталась трехлетнему мальчонке.

– Ну-ка, вздребезнись, а потом сопритюкнись, – скомандовала сказочница.

Малыш повиновался и изобразил по мере сил.

Потом настал черед поросенка Петра – еще одного сказочного персонажа Людмилы Петрушевской. Писательница рассказала, как он строил машину. Точнее, как он ее придумывал с помощью стула и крышки от кастрюли.

– Ну, вы же тоже строили машину, – обратилась она к гостям праздника, – сел и поехал, правильно?

– Нет, – последовал ответ.

– Значит, вы необразованные дети. А кто-нибудь строил машину из двух стульев? Строили, да? Молодцы! Люди с фантазией, которые нам построят новые машины когда-нибудь...

И продолжила чтение: – А потом поросенок Петр закричал: «Р-р-р!»

– Р-р-р! – радостно вторили ей дети, изображая мотор машины.

– Би-бип! – воскликнула рассказчица.

Малыши «би-бипнули», подражая клаксону.

– «Р-р-р» и «би-бип», – так делают все машины, – по-детски важно резюмировала Людмила Стефановна.

Самое обаятельное в ней – это ребячливость и игривость, не замутненная опытом и летами. И беспроигрышное понимание детской психологии: что маленькому зрителю понравится. Именно поэтому детвора так быстро и легко приняла ее в компанию, распознав в ней своего человека.

В следующей сказке поросенок Петр захотел купить воображаемых конфет у своей подруги собаки Маруси. Принципиальная Маруся без денег конфет не продавала.

– А где денег-то взять нам, малышам? – прокомментировала Людмила Стефановна,– У мамы? Фигушки, она не даст.

Мне больше всего понравился стишок про пару друзей – веселика Козелика и Оселика веселика. Обычно взрослый на детском мероприятии чувствует себя лишним, этаким слоном в посудной лавке. Людмила Петрушевская взрослых зрителей от этого неловкого состояния уберегла: родители и другие дяди-тети на празднике хохотали так же заливисто, как и детвора.

Закончился литературный утренник зажигательными танцами. Ребятня водила хороводы вокруг Людмилы Стефановны, как у елки. А сама виновница торжества в это время командовала парадом: – Все идем хороводом отсюда и досюда. Давайте, паровозиком, держитесь друг за друга! У-у, паровозик!

В довершение веселья писательница раздавала маленьким читателям свои книги и конфеты. Не за просто так: за рисунок. И если книги достались не каждому живописцу, то сладости – всем, без исключения.

– Людмила Стефановна, я заметила, что в ваших сказках во главе угла воображение, – обратилась я к писательнице после того, как отстояла очередь. – Вот, как поросенок Петр строил машину, самолет...

– А все это делают, им много не надо. Где мама проводит время? Конечно, на кухне. Ребенок сидит у нее в ногах. Достает из ящика кастрюлю, крышку, миску... И вдруг я вижу, что это его очень занимает. Когда дома маленький ребенок, очень здорово, если он чем-то занят. Когда нет занятия, это беда всех малышей. И я начала думать, какой персонаж мог бы взять крышку от кастрюли и поехать на машине... У меня был внук Петр. Я быстренько написала сказку. Я показала ее художнику Александру Райхштейну. Он поручил мне написать еще, а сам нарисовал иллюстрации. Я была потрясена, потому что этот поросенок Петр получился – вылитый мой внук Петя! А потом мы сделали мультфильм. А сейчас поросенок Петр стал уже каким-то символом, ему много разных занятий придумывают, даже готом его сделали.

— А как вам Архангельск?

– Могучий город! Я перед приездом прочла книгу Василия Крестинина – описание всех событий из истории города: пожаров, нового начальства, бунтов, сбора податей... Я обнаружила, что сюда приезжал Петр Первый, что этот город был его надеждой. Я, правда, немного приболела, но надо работать. Ведь дети-то придут...
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

(no subject)

Nov. 11th, 2014 | 03:41 pm
posted by: nevpevno in petrushevskaya

Друзья, создаётся фильм по пьесе Людмилы Петрушевской! Очень нужна поддержка!
http://planeta.ru/campaigns/9199
DETAIL_PICTURE_656208_12217098

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская (фотография)

Nov. 4th, 2014 | 12:38 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.


дальше
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Анонс встречи с Людмилой Петрушевской // театр "Et Cetera", 3 ноября 2014 года

Nov. 1st, 2014 | 01:57 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.
НОЧНАЯ ВСТРЕЧА С ПИСАТЕЛЕМ И ПЕВИЦЕЙ ЛЮДМИЛОЙ ПЕТРУШЕВСКОЙ

Адрес: Театр Et Cetera, Фролов пер., д. 2 (Станция метро «Тургеневская», «Чистые пруды»)
Телефон: +7 (495) 781-78-11
Сайт: www.et-cetera.ru

20:00–22:00 КАК НЕОЖИДАННО ЗАПЕТЬ?

Живой классик русской литературы, писатель и певица Людмила Петрушевская, впервые запевшая в 69 лет, расскажет, как поймать тот важный момент в жизни, когда мечте о творчестве пора воплотиться в реальность, как перестать бояться сцены и публики, как разговаривать со зрителем с помощью старых песен, трактуя их по-новому.

С Людмилой Петрушевской беседует журналист и радиоведущая Фекла Толстая.

Гости, прошедшие регистрацию на это событие, могут прислать свой вопрос героине ночной встречи, чтобы она подготовилась к ответу заранее. Присылайте, пожалуйста, свои вопросы на vopros@artnightmoscow.ru с пометкой «Людмиле Петрушевской».

регистрация
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Анонс встречь с Людмилой Петрушевской в Архангельске // 15 и 16 ноября 2014 года

Oct. 25th, 2014 | 03:11 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.



.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская (теле-эфир) // "OnlineTV.ru", 24 октября 2014 года

Oct. 25th, 2014 | 12:18 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.




Людмила Петрушевская | В садах других возможностей

программа ФЕНОМЕН УСПЕХА

звук (mp3)
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

сборник РУССКИЙ ЖЕСТОКИЙ РАССКАЗ (составитель Владимир Сорокин)

Sep. 6th, 2014 | 09:58 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.
tnw800-Sorokin-Zhestoky-1000.jpg

РУССКИЙ ЖЕСТОКИЙ РАССКАЗ

составитель Владимир Сорокин

// Москва: "Corpus", 2014, твёрдый переплёт, 640 стр., тираж: 5.000 экз., ISBN: 978-5-17-085231-4

В антологию "Русский жестокий рассказ", составленную Владимиром Сорокиным, вошло 32 произведения русских и советских писателей. Различные по духу, стилю и содержанию, все они исследуют феномен человеческой жестокости: авторы приоткрывают дверь в пространство иррационального, фиксируя момент, когда разум уступает место инстинкту и культурные коды теряют значение.

Авторы:


  1. Николай Гоголь

  2. Владимир Одоевский

  3. Михаил Лермонтов

  4. Федор Достоевский

  5. Лев Толстой

  6. Всеволод Гаршин

  7. Антон Чехов

  8. Леонид Андреев

  9. Федор Сологуб

  10. Максим Горький

  11. Иван Бунин

  12. Семен Подъячев

  13. Владимир Набоков

  14. Гайто Газданов

  15. Исаак Бабель

  16. Михаил Зощенко

  17. Даниил Хармс

  18. Андрей Платонов

  19. Варлам Шаламов

  20. Александр Солженицын

  21. Василь Быков

  22. Юрий Мамлеев

  23. Владимир Казаков

  24. Евгений Харитонов

  25. Виктор Ерофеев

  26. Татьяна Толстая

  27. Людмила Петрушевская

  28. Юрий Буйда

  29. Виктор Пелевин

  30. Роман Сенчин

  31. Михаил Елизаров

  32. Владимир Сорокин

.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Светлана Внукова // "Самарская газета", 28 июня 2014 года

Jul. 1st, 2014 | 12:30 am
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.


«САМАРА МЕНЯ СПАСЛА»

Шесть лет и вся жизнь известнейшей российской писательницы Людмилы Петрушевской.

От рукописей до лауреатства

Если она рассказывает сказки, то обязательно шляпа на ней. А то еще и боа. И это все она делает сама. И сказки, и шляпы, и боа. Из подручных средств. Из того, что окажется под рукой, на слуху, в памяти или в поле зрения. И новеллы у нее тоже из жизни. И романы. Уж про пьесы молчу.

Лауреат Пушкинской премии, премии Гоголя. Премий журналов «Новый мир», «Октябрь», «Знамя», «Звезда». Лауреат премии «Триумф», Государственной премии России, Всемирной премии фэнтэзи; переведенный на 20 языков мира автор... Но это все после 50-ти. А до даже и не печатали. Говорили: абсурд и чернуха. Ну те, которые курировали печать.

Никаких публикаций — рассказы по Москве в рукописях ходили. А когда в 80-е таки напечатали, критики, обслуживающие тогдашнюю власть, стали теми же словами ругаться: абсурд и чернуха. И оказались дурачками, потому что сделали ей рекламу на весь Союз.

С пьесами тоже поначалу была морока. Сегодня «Три девушки в голубом», «Московский хор» и «Квартира Коломбины» — драматургическая классика, а в 70-е — чуть выпустит кто спектакль на сцену, тут же его и запретят. И все с той же формулировкой. И до сих пор многие говорят: «Вы, Людмила Стефановна, конечно, гений слова, но читать вас мочи нет. Это же мрак, что у вас там творится. Она говорит: «Ну да, жанр у меня такой — городские страшилки». «Но, — удивляется, — разве у Карамзина Лиза не утопилась? У Гоголя тоже — то утопленница, то Плюшкин, то Ноздрев с Вием. У Чехова стреляются, убивают, а то и ребенок умер. У Шекспира, Еврипида, Софокла, да кого из классиков ни возьми, почти у всех почти все плохо кончается. А уж если газеты нынешние взять, да телевизор... »

Литература — не прокуратура

Когда же ее упрекают в отсутствии обличительного пафоса, говорит: литература — не прокуратура. А когда вопрошают гневно «где герой положительный?!» — показывает на зрительный зал. Или на человека, который с книжкой и не наслаждения там ищет, а ответов вот на эти «детские» вопросы: зачем жить? Какой смысл у того, что происходит? Где истина? На те, на которые, может, и ответа-то нет. Вон сколько народу искали, а ничего и не выискали.

Так обстоит дело с ее прозаическими произведениями. А она же еще и стихами пишет.

Пошел войной народ \\ На сад и огород \\ Пролито было \\ Крови \\ У свеклы \\ И моркови\\ Повытря-сали души \\ Из яблони \\ И груши \\ Но вам, о лопухи! \\ Простили все грехи \\ И оставили на племя \\ Крапивное \\ Семя.

А еще она сочиняет сценарии мультиков. «Сказка сказок» Норштейна или там «Поросенок Петр» Шмелькова. Вначале ведь ее слово было. Да и сама мультики делает. «Пенсне», «Хоррор», «Где ты»... Все — все собственными руками. В титрах прямо так и написано: производство «Студии ручного труда».

Ну и чем элегантней становится (ну знаете это выражение — женщина элегантного возраста?), тем во все больших областях человеческой деятельности публично проявляется. И сейчас уже не только сочиняет пьесы, новеллы, сказки, стихи, шляпы, боа, кольца и браслеты. Но еще и поет нежные песни железного века. От разных народов, и с иностранного сама переводит на русский. Довольно вольно, но уже и альбомы стотысячными тиражами, и гастроли по миру.

«Старушка не спеша \\ дорожку перешла \\ ее остановил патруль гибдд...»

А еще она аквалерист. И есть у нее автопортрет. Ну чистый Ежик в тумане! Просто одно лицо. Хотя Норштейн уверяет, что с Петрушевской делал только цаплю для мультика «Журавль и цапля». Некоторые, впрочем, видят в ней Джульетту Мазину вот в этой знаменитой феллиниевской «Дороге». А некоторым кажется, что Петрушевская -это подобревшая Шапокляк.

«Она может быть очень простой во взаимоотношениях, откровенной и честной. Может быть ироничной. Может быть злой. Она непредсказуемая. И если бы мне предложили нарисовать портрет Петрушевской, я бы не смог». Это Марк Захаров о Петрушевской.

Как копеечку просила

У Петрушевской трое детей. Знаете? И внуки есть. И даже уже и правнуки. Но когда журналист спросил, замечает ли она в себе перемены, она сказала: «Мне по-прежнему восемь лет. Я беспризорница, свободный ребенок. Мами нет, папи нет, как говорила, когда восьмилетней просила в магазине копеечку».

Петрушевской — 76. Она москвичка. Но копеечку просила в Самаре. С трех лет до девяти она жила в нашем с вами городе. И когда отмечались ее последние юбилеи и к ней приставали и приставали медийщики, то каждый обязательно спрашивал про детство. И она рассказывала. Про Самару. Рассказывала и рассказывала, хотя уже вышла биографическая новелла «Маленькая девочка из «Метрополя», и про Самару там было сразу несколько глав.

Почему из «Метрополя»? А Петрушевская там родилась. Она родилась в 38-м. А после революции в эту роскошную московскую гостиницу вселили семьи старых большевиков. У Петрушевской в родне было много большевиков. В том числе старых.

В роду у нее казаки и дворяне за заслуги перед Отечеством, и художники, и врачи, и лингвисты. Но практически все и при любых режимах боролись за права угнетенных. И одни в свое время по делу декабристов проходили, а другие — в свое — стали большевиками. И, выполняя профессиональные обязанности (каждый свои), попутно вели пропаганду и агитацию и устраивали восстания с баррикадами со всеми вытекающими отсюда последствиями. А когда большевики победили, родня Петрушевской стала работать в комитетах советской науки, в секретариате Калинина, в политбюро союзных республик, в обкомах партии... А за год до того, как Петрушевской родиться, вдруг случился абсурд. Ее родных начали объявлять врагами народа, сажать, расстреливать и высылать. Потом всех реабилитируют. А тогда вот так повернулось. Некоторые, сходя с ума, избегали расстрелов и тюрем. Петрушевской с ее мамой, теткой и бабушкой удалось уехать в Самару. Война же еще началась. И началась эвакуация. И осенью 41-го они уже были у нас. Прадед, член РСДРП с 1898 года, Илья Сергеевич Вегер, устроил. Не подвергнутый по каким-то странным причинам репрессиям (сына его, большевика с 17-го, Первого секретаря Одесского обкома, члена ЦК КП(б) Украины и кандидата в члены ЦК ВКП(б) уже расстреляли), устроил и эвакуацию, и жилье в Самаре добыл. Коммуналка. На углу Красноармейской и Фрунзе. В гарнизонном, как пишет Петрушевская, доме возле ОДО.

И сначала все было ничего. Тетя на подшипниковый устроилась инженером. И мама — туда же. В тарном цехе сколачивала ящики. И подрабатывала. Очерками в «Волжской коммуне» и чтением по госпиталям симоновских стихов. Она ж до того как членом семьи врага народа (ЧСВН) стать, училась в ИФЛИ. В Московском институте философии, литературы и истории.

Нет, сначала было совсем даже ничего. Но потом в Москве возобновил работу ГИТИС. И опять случился абсурд. Мать послала туда документы, и ей пришел вызов. Она, конечно, скрыла, что ЧСВН. Но могли же проверить. Не проверили. И мать уехала учиться. И вот тут начался настоящий голод. Потому что тетку вызвали в органы на допрос. А потом она попала в психушку, и с подшипникового ее уволили. Денег, что присылала мать из Москвы, хватало разве что на керосин. А карточки — детская и две иждивенческих — это «кило черного хлеба на троих на два дня». Так что они варили суп. Из отходов, что ночами выуживали в помойных ведрах соседей. Соседи были зажиточные (майор и семья железнодорожного функционера), и кроме картофельных очисток в помойке попадались рыбьи скелеты, обгоревшие хлебные корки и даже огрызки яблок. Варили в комнате. На кухню перестали ходить после того, как функционер разбил бабушке голову, решив, что ЧСВН явилась туда воровать еду.

Летом здесь прекрасно...

Летом Петрушевская и дома не появлялась. Ножки-спички, ручки-спички, огромный, как у всех истощенных детей, живот, за который мальчишки дразнили ее беременной, она паслась в заросшем как лес Струковском. Ела цветы акации, кислицу, щавель. Собирала крошки у хлебных магазинов. Просила ту самую копеечку.

А всю зиму лежала в койке с распухшей от голода бабушкой: кроме сарафана, одежки у Петрушевской не было. В школу Петрушевская не ходила (по той же причине), и бабушка сама пересказывала ей отечественную классику. Гоголя бабушка знала наизусть. Выучила и Петрушевская, и летом пересказывала Гоголя в чужих дворах старушкам, инвалидам, другим детям и проснувшейся ночной смене. А потом пела им же. Оперные арии, первый концерт Чайковского, «Калинку», «Утомленное солнце», марши, «По берлинской мостовой», Утесова и Шульженко... Весь репертуар местного радио — на столбах по городу гремели с шести утра до полуночи репродукторы. И вот этим еще кормилась.

«Нет, летом в Самаре было прекрасно,— говорила журналистам Петрушевская, а в книжке писала про Волгу, где можно было плескаться «сколько хочешь на мелком бережку, он полого уходил под воду». И про развернутый в Струковском цирк-шапито, куда пробиралась, прячась в ногах взрослых...

И летом, весной, случилась Победа.

И летом, в июне 48-го, за Петрушевской приехала мама.

«Летом в Самаре прекрасно!» — говорила Петрушевская одним журналистам. «Мне по-прежнему восемь лет» — говорила другим. А знаете, что она сказала одному поэту нашему и публицисту? Один из составителей самарской историко-культурной энциклопедии, он позвонил ей. Позвонил, сказал, что из Самары, что работает над справочным изданием, где речь идет и о ней, Петрушевской. Повисла пауза. Петрушевская долго молчала. А потом самарец услышал: «Если бы не было вашего города, не было бы и меня». «Самара меня спасла» — сказала «чернушница» и «абсурдистка».
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская (фотографии)

Jun. 17th, 2014 | 08:30 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.
Людила Петрушевская на церемонии награждения победителей II-го Международного конкурса юных чтецов «Живая классика» // Москва, театре "Et Cetera", 6 июня 2014 года







ДАЛЬШЕ...Collapse )
.

Link | Leave a comment | Share

petrushevskaya

Людмила Петрушевская (фотография)

Jun. 17th, 2014 | 08:15 pm
posted by: jewsejka in petrushevskaya

.


Суперфинал и церемония награждения победителей II Международного конкурса юных чтецов «Живая классика» состоялись 6 июня в театре Et Cetera п/р А.Калягина. 22 финалиста из разных стран мира (в том числе США, Польши, Турции, Болгарии, Голландии, Украины, Испании, Сербии, Словении, Китая и многих других) соревновались в мастерстве декламации произведений художественной литературы на русском языке. В жюри конкурса вошли писатели Григорий Остер и Марина Дружинина, директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак, летчик-космонавт Александр Лазуткин, сенатор Наталья Дементьева, заслуженный учитель России Евгений Ямбург, главный исполнительный директор Х5 Retail Group Стефан Дюшарм и исполнительный директор по корпоративным сервисам Сергей Бакумов, а также менеджер по маркетингу компании "Ross&Moor" Андрей Сухоленцев. Председатель жюри – писатель Людмила Петрушевская. отсюда
.

Link | Leave a comment {1} | Share